nastalgya: (Default)
[personal profile] nastalgya


Или почему провластная политическая песня обречена

Предположения, что в Администрации президента решено работать с протестной аудиторией, дискредитируя оппозицию и лично Навального при помощи современных форматов, подтверждаются. Появление почти одновременно двух песен (Алисы Вокс - Малыш и рэпера Птахи - Свобода) одинакового содержания, призывающих молодежь отказаться от политики, вряд ли случайность. Но гораздо важнее то, что провальность этой тактики стала понятна как-то сразу, и в этом, что самое интересное, больше всего виноват сам Кремль.

Во-первых, есть чисто техническая проблема. В России сегодня почти нет исполнителей, которые ?могли бы быть моральным авторитетом> для аудитории 15+. Птаха и Алиса Вокс, найдется, вполне вероятно, еще десяток артистов того же ранга. Но количество не превратится в качество, а будет лишь подтверждением искусственности самой затеи. Даже добившись относительного успеха, русский поп-артист, как правило, не становится самостоятельным субъектом сцены, не может предложить собственной эстетической программы, языка, формулы свободы.

Само устройство сегодняшнего общества не предполагает самостоятельности выше разрешенной, отмеренной. Политическая несвобода сильно бьет именно по массовой культуре, лишая ее символического права на высказывание, на личностную концепцию. Без всего этого русский поп-артист только внешне выглядит похоже на западных звезд. Однако он лишен главного - самостоятельности и независимости, финансовой и эстетической, чем существенно отличается от своих коллег 80-90-х.

Люди, которые думали и в этот раз изменить сознание молодежи с помощью песен, по-видимому, опирались на перестроечный опыт. Они помнили, как Цой или Шевчук в свое время могли перевернуть мир. Интересно, как опыт свободы трансформировался в сознании современных кремлевских политтехнологов. Теперь они, вероятно, считают, что если бы у государства тогда был свой, правильный Цой или Летов, СССР можно было бы спасти от цветной революции... Как теперь принято называть перестройку.

В конечном итоге проблема с авторитетами в музыке упирается в общую систему социального отбора. При нынешней конфигурации в России возможен только один абсолютный авторитет - лидер нации. Этот принцип передается по капиллярам всему обществу, сверху вниз, в качестве генерального кода, матрицы. И поп-искусство здесь не исключение - тут точно так же нет сегодня запроса на личность, самостоятельную и независимую. А каждое появление таковой рассматривается как угроза всей системе.

Но самое главное - появление сегодня политической песни кажется нонсенсом, поскольку Кремль все предыдущие годы тщательно изгонял политику из эстрады и рок-музыки. Внушая, что выступление поп-исполнителей с политическими лозунгами - это всегда за деньги и по заказу. В результате теперь исполнителей кремлевских куплетов первым делом самих подозревают не в искреннем лоялистском порыве, а в прямом подкупе. Потому что так научили - политическая позиция в России не считается нормой.

Этим же объясняется и неубедительность идей в новых политических песнях. Они, собственно, остались на уровне 2005 года. Алиса Вокс начинала карьеру в группе Ленинград, а сам Шнуров был единственным производителем идей в 2000-е. Точнее, одной-единственной идеи, которая долго оставалась монополистом на рок-рынке - ввиду отсутствия конкуренции. Будет очень смешно обнаружить когда-нибудь спустя годы в воспоминаниях каких-нибудь кремлевских старцев слова, что национальную идею России им в свое время подсказал Шнур.

Эта идея называется условно цинизм-пофигизм (что-то вроде марксизма-ленинизма) и базируется на отрицании высших мотивов у человека, на неверии в лучшее в человеке, на принятии в расчет только худшего в нем. Она отлично сочетается с почти официальной государственной идеологией отрицательных ценностей. Не мы плохие - просто весь остальной мир ничем не лучше нас.

Свобода, деньги, девушки - все будет. Даже власть. Не лезь, малыш, в политику. Иди учи матчасть! Песня Алисы Вокс предлагает в качестве образцового варианта существования все тот же общественный пофигизм, выдаваемый за якобы аполитичность. В качестве жизненной программы это еще могло быть приемлемо до протестов 2012 года. Но с тех пор за пять лет в русском обществе случилось столько всего, что общество, так сказать, морализовалось вопреки системе.

Пограничная ситуация - война, пропаганда, репрессии - заставила часть общества понять, что позиция пофигизма - самая непродуктивная и вредная по отношению к самому себе; и вот это не лезь в политику звучит сегодня не только как лицемерие, но и архаика. Хотя бы потому, что весь мир (не без нашей помощи) влез в политику и вообще она теперь делается в соцсетях.

Алиса Вокс продолжает убеждать, что протест - это от глупости и необразованности. Хотя, как мы можем судить по записям бесед старшеклассников с учителями, протест - удел как раз самых продвинутых. Если не отличников, то начитанных. Нынешняя антиполитическая песня говорит от лица цинизма. На что авторы пытаются поймать нынешнего подростка, на какой крючок. На этот, что ли?

Мир парадоксален - правый популизм возродил интерес к идеям либерализма. Угроза терроризма заставила людей вернуться к политике. Коммуникация в соцсетях возвращает людей к мышлению в рамках мира. И только русский музыкант продолжает жить в искусственном, придуманном мире вне политики, без политики. Это какая-то уже не музыкальная, а чисто человеческая проблема бесчувствия - следствие цензуры и самоцензуры. Своего рода моральная дислексия, когда отказывают элементарные человеческие инстинкты.

June 2017

S M T W T F S
     123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags